Челюсть и как

Некоторые летучие мыши, кормящиеся в воздухе, используют при поимке добычи следующий прием. Настигнув насекомое, зверек ловко сбивает его концом крыла в подставленную в виде мешка межбедренную перепонку. Эта перепонка соединяет лапки и хвост зверька, и ему не составляет особого труда в нужный момент слегка подогнуть лапки, образовав при этом своеобразную ловушку. Поймав таким образом насекомое, летучая мышь моментально выхватывает его ртом из ловушки.

Не все летучие мыши могут пользоваться подобным способом. Есть виды, у которых межбедренная перепонка развита слабо, имеет небольшие размеры и совершенно не годится для этой цели. Таким летучим мышам приходится ловить насекомое при помощи крыловой перепонки.

Некоторые зверьки, особенно те, которые ловят нелетающую добычу, не применяют никаких ловушек. Самый удобный для них прием – сразу схватить насекомое зубами. Впрочем, если добыча достаточно крупная, ловчий мешок может служить помехой и для поклонников его применения. В таких случаях зубы бывают надежнее.

Обмен веществ у этих маленьких животных высок, и, поэтому в активном состоянии они нуждаются в большом количестве пищи. Интенсивность, с которой летучие мыши могут ловить добычу, поразительна – до 500-600 насекомых в час, то есть каждые 6-7 секунд одно насекомое. Подсчитано, что в среднем летучая мышь за один час охоты совершает 1100-1300 бросков на пролетающих насекомых, Если насекомых в месте охоты зверьков достаточно много, то приходится только удивляться той молниеносной быстроте, с которой они способны хватать добычу. Бурая ночница, например, при кормлении в лаборатории успевает поймать за одну минуту до 20 мух дрозофил. Более того, часто удается наблюдать, как зверек в течение секунды хватает одного за другим двух насекомых.

Даже в условиях неволи, когда потребность в пище вследствие малой подвижности зверьков не так велика, как на свободе, они могут при кормлении увеличивать вес своего тела на одну пятую – одну четвертую часть от исходного. Иногда масса съеденных насекомых достигает 35-40 процентов веса тела голодной летучей мыши. Ученым приходилось наблюдать, как рыжая вечерница, весящая 25 граммов, за полчаса съедала 115 личинок мучного хрущака общим весом около 11 граммов. Описан случай, когда рыжая вечерница поедала такое количество личинок, что ее вес удваивался.

Полагают, что в природе летучие мыши съедают пищи больше, чем в неволе. Но нельзя забывать, что в естественной обстановке добыча достается зверькам не так легко, как в кормушках вольеры. С определенного момента охоты каждое последующее съеденное насекомое становится той самой “иголкой”, которая “тяжела в походе”, а в данном случае в полете. Причем в полете активном, требующем от зверька большой ловкости и маневренности. Таким образом, можно считать, что хотя различия в потреблении пищи свободными и плененными зверьками и существуют, они не так уж значительны. Летучие мыши обладают свойством, которое покажется удивительным, после того как мы узнали об их необычайной прожорливости. Оказывается, они могут довольно долго обходиться без пищи. Потеря веса в таких случаях невелика, и животные сохраняют способность к полету. Известен факт, когда рыжая вечерница выдержала голодовку в течение 18 дней, после чего быстро восстановила свой исходный вес. А один нетопырь голодал почти полтора месяца и к концу этого срока мог свободно летать и охотиться.

Способность переносить длительную бескормицу выработалась у летучих мышей в процессе эволюции не случайно. Она вызвана жизненной необходимостью и имеет большое приспособительное значение для рукокрылых, особенно насекомоядных, живущих в умеренных широтах. Во-первых, лет насекомых в плохую погоду почти прекращается. Во-вторых, дождь и ветер – не лучшие условия для полета самих зверьков. В такие ненастные ночи им часто приходится отсиживаться в собственных квартирах, затянув пояса потуже. Не будь этого полезно свойства, не сладко пришлось бы летучим мышам во время вынужденных постов.

“В неволе,- рассказывает А. П. Кузякин,- многие виды часто подходят к сосуду с водой и пьют, особенно после еды. Во время питья они-то лакают, как кошки, медленно тянут глотками, то погружают в воду нижнюю челюсть и как бы черпают ей, после чего, подобно некоторым птицам, поднимают голову кверху. В природе они пьют на лету, как ласточки и козодои”.

Голова летучей мыши. Фото, фотография

Насекомых в час, то

Постоянная потребность в воде наблюдается не у всех рукокрылых. Опыты показали, что зулусский кожан и плоскоголовый складчатогуб, обитающие в пустынных, районах Южной Африки, месяцами нормально живут и размножаются, совершенно не потребляя воды. В жаркие засушливые сезоны года они получают всю необходимую для организма влагу из тел поедаемых насекомых. Избежать больших потерь влаги тропическим летучим мышам удается благодаря особому механизму, сдерживающему испарение через кожу. И механизм этот работает таким образом, что с повышением температуры воздуха испарение не только не увеличивается, но даже несколько уменьшается. Способность кожи этих зверьков удерживать воду пока трудно объяснить, но, по-видимому, немаловажную роль в этом играет тот факт, что количество кровеносных капилляров в коже относительно невелико.

Для нормальной жизнедеятельности любого животного необходимо множество различных химических веществ. Часть из них может синтезироваться в организме животного, другие поступают с поедаемой пищей. Известно,? как велика потребность животных в витаминах, в частности в витамине С – аскорбиновой кислоте. Многие млекопитающие синтезируют эту кислоту самостоятельно и не нуждаются в поступлении ее извне. Но некоторые, в том числе приматы и человек, не способны к синтезу этого витамина. До недавнего времени в список таких “неспособных” включали из всех рукокрылых только летучих лисиц. О других рукокрылых по этому вопросу ничего известно не было.

Американские ученые исследовали более трех десятков видов летучих мышей и пришли к выводу, что у всех рукокрылых отсутствует специальный фермент, катализирующий один из этапов биосинтеза аскорбиновой кислоты из глюкозы. Предполагают, что утрата этого фермента произошла еще у общего насекомоядного предка рукокрылых.

Однако вернемся к насекомоядным рукокрылым.

Едва летнее солнце скроется за горизонтом, и воздух наполнится свежестью и ароматом вечерней прохлады, как начинается бесшумная стремительная охота летучих мышей. К этому времени выползают из своих убежищ ночные насекомые; полчища шестиногих устремляются в еще не потухшее от зари небо. Для летучих мышей открывается широкое поле деятельности. Тут знай не зевай – насекомые тоже не лыком шиты, спасаются кто как может. Особенно трудно приходится с бабочками. Часто они и в скорости рукокрылым не уступают, и на разные уловки идут, как только услышат поисковые крики летучих мышей.

В ранние сумерки вылетают на промысел нетопыри, вечерницы; большинство ночниц – позже. Обычно вечерняя кормежка длится около часа. Но иногда время охоты может увеличиваться или уменьшаться. Как правило, на продолжительность вылета влияют погодные условия. Тихой теплой ночью, когда в воздухе полным-полно насекомых, зверьки, быстро насытившись, возвращаются в убежища. Ненастная ветреная ночь служит иногда причиной более длительного лета мышей. Ведь насекомыми в такую погоду не очень-то разживешься. А если погода портится окончательно и становится холодно и сыро, летучие мыши вообще отказываются от охоты, дабы не тратить сил понапрасну.

Интересно, что летучие мыши, живущие глубоко в пещерах, иногда на расстоянии нескольких километров от входа, умудряются узнавать, какая погода на “улице”. И если их внутреннее бюро прогнозов подсказывает, что погода неблагоприятна для лова, они даже не трогают-с с места.

Сумеречные виды летучих мышей, которых мы уже назвали, не ограничиваются только вечерним вылетом. Вернувшись сытыми в свои родные апартаменты, они большую часть ночи посвящают послеобеденному отдыху. Перед рассветом зверьки вылетают второй раз, но уже, как правило, не с целью кормежки, а лишь для того, чтобы совершить прогулку перед дневным сном.

Длиннокрылы, ушаны, складчатогубы и некоторые другие летучие мыши относятся к так называемым ночным видам. Вылетают они один раз в сутки. Причем некоторые из них предпочитают охотиться в глубокой темноте (ушаны, трубконосы), а например, длиннокрылы начинают свои полеты сразу после захода солнца и могут отсутствовать в убежище почти до утра. Столь продолжительные полеты длиннокрылое А. П. Кузякин объясняет не тем, что эти животные способны быстро и долго летать, а тем, что поблизости от убежища они не могут в достаточной мере удовлетворить свои потребности в насекомых. Как правило, длиннокрылы селятся многотысячными колониями. Естественно, что всем зверькам корма не хватает, и поэтому подчас они вынуждены совершать дальние полеты за добычей.