При опасности джейран

Единственная настоящая газель нашей фауны – джейран некогда был самым многочисленным диким копытным пустынь. Этот наиболее северный вид среди газелей жил в пустынях Передней Азии на юг до Аравии, в Ираке, Сирии, Иране, Афганистане, западных районах Пакистана, западной и центральной части Северного Китая на юг до Северного Тибета (Цайдам) и на восток до среднего течения Хуанхэ, а также в южной части Монголии, пустынях Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Туркмении и Восточного Закавказья.

Тысячелетиями табунки джейранов оживляли пустынный ландшафт, давая человеку вкусную пищу, мягкую и прочную кожу. Освоение пустыни под пастбища и круглогодичная охота чабанов не сказывались заметно на джейранах. Только с появлением “охотника” на автомобиле, загоняющего газелей днем и ослепляющего светом фар ночью, началось катастрофическое уменьшение численности джейранов по всему ареалу.

В прошлом в республиках Средней Азии и в Казахстане насчитывались сотни тысяч джейранов. Исчезновение их стало ощутимым в 30-х и особенно угрожающие формы приняло в 50-60-х годах, когда и были приняты во всех союзных республиках законы по охране джейрана. Однако многоснежные зимы в начале 50-х, конце 60-х и начале 70-х годов, а также браконьерская охота определили дальнейшее сокращение поголовья джейранов.

В настоящее время в Казахстане и Средней Азии ареал джейрана превратился в небольшие изолированные участки, где обитают небольшие популяции, часто находящиеся на грани полного исчезновения. Так, в Северном Таджикистане джейран исчез, и сохранилось вряд ли более 100 голов на юге республики, на пустынном участке заповедника “Тигровая балка”, прилежащих участках Карадума, возможно, в Пянджском Каратау. В Киргизии единичные джейраны остались лишь на западном склоне Туркестанского хребта. В Узбекистане сохранилось, видимо, несколько сот газелей в, Кызылкуме и Устюрте. В Туркмении джейраны встречаются лишь в труднопроходимых песках у побережья Каспийского моря, в Капланкыре, центральной части Каракумов (Унгузе), Карабиле и в предгорьях Восточного Копетдага, где всего насчитывается вряд ли более 1 тыс. голов. Только в Бадхызском заповеднике положение относительно благополучно: здесь удалось сохранить около 2 тыс. джейранов. В Казахстане очень малое число джейранов обитает в Устюрте, Муюнкуме, Южном Прибалхашье, на юге Бетпак-Далы. Общее поголовье в республике не превышает 3-5 тыс. Таким образом, от среднеазиатской части ареала в пределах нашей страны осталось не более 5% и сохранилось менее 10 тыс. джейранов.

В Куро-Араксинской низменности Восточного Закавказья джейран был также обычным видом, проникая на запад до Тбилиси. Особенно много было газелей в Мильскйх, Муганских и Ширванских пустынных степях. Обитали джейраны и на Апшеронском полуострове, и в Кабристане. Сравнительно небольшой закавказский участок ареала, издавна изолированный от обширного среднеазиатского, был плотно населен oджейранами. Еще в середине 20-х годов здесь жило около 40 тыс. газелей.

В дальнейшем в связи с сельскохозяйственным освоением Куро-Араксинской низменности, а также браконьерской охотой с автомашин численность и ареал джейрана стали быстро сокращаться. Несмотря на существующий запрет охоты, к 50-м годам в Закавказье она не превышала 4 тыс., и ареал многократно разорвался. К 1960 г. положение с джейраном стало катастрофическим: всего в Закавказье удалось учесть около 180 голов, из которых более половины держались в прибрежной, пересеченной местности Ширванской степи, где браконьеры не могли преследовать их на автомашине. Небольшие табуны или одиночки были встречены еще на 5 удаленных друг от друга участках Азербайджана.

Однако правительство и общественность Азербайджана предприняли энергичные меры по спасению джейрана. Было организовано несколько заказников, создан заповедник в Ширванской степи и заказник-питомник на Шаховой косе Апшеронского полуострова. В результате к 1978 г. в Ширванской степи обитало уже около 3 тыс., на Шаховой косе – около 200 джейранов. Еще несколько сот газелей жило в других заказниках. Теперь в Азербайджане можно наблюдать спокойно пасущихся джейранов в десятках метров от магистрального шоссе, по которому почти непрерывно идут машины. Быстрому восстановлению джейрана способствовали высокая жизненность этого вида, мероприятия по его охране, а также резкая смена отношения к нему местного населения. Случаи браконьерства в республике стали очень редки. Бережное отношение и любовь к джейрану, образ которого издавна вошел в фольклор и поэзию народа, спасли его, казалось бы, от неминуемой гибели.

Джейран – обитатель равнинных и холмистых пустынь всех типов, предпочитает щебнистые и глинистые пустыни с плотными почвами или песчаные, закрепленные растительностью. Незакрепленных бугристых или грядовых песков избегает, но при интенсивном преследовании на автомашинах научился находить здесь убежище. Среди бугристых песков, поросших кустарниками, джейраны охотно держатся зимой, спасаясь от холодных ветров. Не избегают они и густых саксаульников. По опустыненным пологим склонам и долинам поднимаются в горы до трех и более тысяч метров.

Джейраны не могут передвигаться и добывать корм при снежном покрове выше 10 см, поэтому в северных частях ареала на зиму откочевывают в более южные, малоснежные районы. Однако эти перемещения, хотя и бывают на расстояния в несколько сот километров, не носят характера одновременных массовых миграций. Джейраны обычно небольшими стадами или группами уходят в поисках малоснежных районов. Отсутствие закрепленного инстинкта массовых сезонных миграций, подобно миграциям, типичным для сайгаков, приводит к гибели очень большого числа джейранов при высоком снежном покрове.

Джейран (Gazella subgutturosa). Рисунок, картинка
Джейран (Gazella subgutturosa)

Других кустарников

Кормятся джейраны практически всеми травянистыми и кустарниковыми растениями пустынь, в том числе и ядовитыми для домашних животных. Весной основными кормами служат эфемеры и многолетние злаки. Летом животные отыскивают наиболее сочные корма, такие, как солянки, ежовники, полыни, прутняк. Летом и зимой поедают также побеги саксаула, эфедры, селитрянки и других кустарников. Большую часть года джейраны довольствуются влагой, содержащейся в растениях. В наиболее жаркие и сухие месяцы уходят в районы, лежащие не далее 10-15 км от водоемов, или на пастбища с сочными кормами, где тщательно выбирают растения, наиболее богатые влагой.

Пустыни, особенно летом, не в состоянии прокормить большие скопления животных, поэтому джейраны и пасутся поодиночке или небольшими группами по 2-5 голов. Осенью, после вторичной вегетации, животные собираются в стада, обычно по нескольку десятков голов. В благоприятных местах в январе – феврале могут образовывать стада до 100 и более голов. Весной, в середине марта – апреле, стада распадаются, и летом обычно встречаются самки с 1-2 малышами, одиночные самцы или небольшие их группы либо смешанные табунки из яловых самок и прошлогодних молодых животных.

Обычно в сентябре – октябре взрослые самцы отбивают группу самок в 2-4 особи, с которыми ходят, охраняя от соперников. В октябре – декабре бывает гон, когда нередки стычки между самцами. Один или два детеныша появляются в конце апреля – мае. Новорожденные первые две недели большую часть времени лежат затаившись. Самки далеко не отходят от детенышей. При опасности они отводят преследователя, ходят взад и вперед, часто останавливаются, иногда пробегают перед ним рысью, делают высокие прыжки, громко стуча копытами.

Начиная с 2-3-недельного возраста молодые уже следуют за матерью и начинают щипать траву, но мать подкармливает их молоком, видимо, до поздней осени. Самки впервые принимают участие в размножении в возрасте 18-19 месяцев, реже 7-8 месяцев, что зависит от состояния летних пастбищ. Самцы, как правило, принимают участие в гоне, достигнув 2,5 лет, несмотря на то, что становятся половозрелыми в 18-19 месяцев. В этом возрасте их отгоняют от стада более сильные старшие самцы. В благоприятные годы поголовье джейранов к осени за счет молодняка возрастает на 80-90%, но в годы засух или после суровых зим всего на 40-50%.

Зимой джейраны пасутся весь день, а ночь проводят на лежках, которые обычно располагаются в понижениях или с подветренной стороны холма или куста. Летом в жаркое время дня животные также лежат, экономя влагу, устраиваются в тени куста, перемещаясь вслед за тенью вокруг него. Ночью джейраны любят отдыхать на гладких такырах, в нескольких десятках метров друг от друга. Лежки, используемые несколько раз, имеют вид овальных лунок, у края которых всегда есть кучки помета.

Кучки помета джейранов постоянно встречаются и в специально вырытых небольших углублениях в рыхлой почве. Количество их возрастает к осени, особенно в период гона. Это способ мечения территории главным образом взрослыми самцами. Они служат источником информации о наличии других джейранов в районе и, видимо, способствуют как равномерному распределению животных по территории, так и отысканию друг друга.

У джейрана особенно хорошо развиты слух и зрение. Заметив врага, он вскакивает и бьет копытами о землю, что служит сигналом другим лежащим животным. При опасности джейран вначале настораживает уши и часто машет опущенным вниз хвостом. Однако при приближении врага он задирает кверху хвост, делает несколько прыжков вверх и бросается в бегство. Ярко-белое “зеркало” на задней части тела и торчащий вверх темный хвост-сигнал, по которому ориентируются бегущие за ним животные.

Опыт Азербайджана показал, что джейрана можно не только сохранить, но и восстановить его поголовье до высокого уровня. Первое условие для этого прекращение браконьерства. Сейчас, когда численность джейрана в среднеазиатской части ареала упала до очень низкого уровня, необходимы еще и другие меры. К числу таких относится создание питомников для полувольного разведения животных. Об одном из них уже упоминалось, это питомник на Шаховой косе в Азербайджане, где джейраны содержатся с 1969 г. на отгороженном участке площадью 800 га. Второй питомник площадью 5 тыс. га создан в 1977 г. в Бухарской области Узбекистана. В этом питомнике джейраны успешно размножаются: в 1980 г. здесь было уже 60-80 газелей.

В связи с тем что джейран особенно уязвимый вид, в массе погибающий при многоснежье и гололеде, необходима организация помощи животным в это время: подкармливать и охранять от собак, в большом числе истребляющих ослабевших джейранов; необходимо также не допускать скот в места концентрации джейранов на зимовках.

Опыт восстановления, казалось бы, обреченного сайгака свидетельствует о том, что можно спасти и джейрана. Для этого нужна большая воспитательная работа среди жителей тех мест, где еще сохранились грациозные газели.

В Красную книгу СССР включен еще один вид антилоп – дзерен. Этот типичный обитатель степей Монголии и прилежащих на востоке районов Китая (Внутренняя Монголия, северо-восточная часть Ганьсу) заходил в пределы нашей страны: в степи восточного Забайкалья, Чуйские степи юго-западного Алтая и в котловину оз. Убсу-Нур на юге Тувинской области. В связи с падением численности и сокращением ареала в Монголии (где все же сохранились еще десятки тысяч голов) дзерен в 50-х годах перестал заходить в Чуйские степи и котловину оз. Убсу-Нур. В последние годы очень редко небольшие стада или одиночные животные забегают зимой в пограничные районы Восточного Забайкалья.

Источник: Андрей Григорьевич Банников, Владимир Евгеньевич Флинт. Мы должны их спасти. 1982