Которой можно регулировать условия

Вспомните, как действует гребец, если ему необходимо изменить курс лодки. Для этого он делает одним веслом более сильные гребки, чем другим, или ставит второе весло перпендикулярно направлению движения, а если надо развернуться побыстрее, то гребет им в противоположную сторону.

Приблизительно тоже самое проделывает при поворотах крыльями летучая мышь. Единственное, чего она не может,- отмахивать крылом в обратную сторону. Однако для нее это не помеха – торможение поверхностью одного из крыльев обеспечивает при большой скорости резкий поворот в сторону тормозящего крыла. Если зверьку необходимо подняться выше, он сдвигает крылья несколько вперед относительно своего тела. Передняя часть туловища при этом испытывает большую подъемную силу, чем задняя, и животное выруливает кверху. Чтобы опуститься, зверек проделывает обратное движение – смещает крылья назад.

Еще один элемент пилотажа рукокрылых – торможение. Разные группы летучих мышей используют для торможения различные приемы. Медленно летающие крыланы и листоносы притормаживают крыльями. Зверьки других видов для замедления полета применяют межбедренную перепонку, изгибая ее при помощи ног в виде тормозящего мешкообразного приспособления.

Говоря о способах взлета летучих мышей, нельзя не привести выдержку из работы А. П. Кузякина: “Прикасаясь к висящим вниз головой и погруженным в дневной сон длиннокрылам, поражаешься быстроте и однообразия реакции на это прикосновение. Первое движение, какое производит зверек,- отрыв от шероховатости, за которую он держался когтями. До какого бы числа зверьков и дотронуться, каждый из них в момент прикосновения падает вниз. Это не особенность отдельных особей, а, видимо, исторически выработавшийся и свойственный всем особям данного вида рефлекс. Этим, вероятно, и объясняется, что длиннокрылы подвешиваются исключительнее на потолки или полого наклонные своды и никогда не встречаются на отвесных стенах, нишах или в узкой щели. Под висящим зверьком непременно должно быть значительное воздушное пространство. Тело, упавшее от прикосновения вниз, некоторое время (десятые доли секунды) падает в том положении, в каком находилось в состоянии покоя, и только потом происходит быстрое развертывание крыльев, опираясь на которые животное может некоторое время планировать или сразу войти в такт гребного полета”.

Итак, один из типов взлета – сначала пассивное падение, затем полет. Техника второго способа иная. Первый взмах крыльями зверек производит еще до того, как его ноги оторвутся от места подвешивания. После этого он освобождает ноги и уже со второго взмаха начинает нормальный полет.

Часто некоторым летучим мышам, например вампирам или ушанам, приходится стартовать с ровной горизонтальной поверхности. В этом случае зверьку необходимо вначале подпрыгнуть вверх. У рукокрылых задние конечности слабы, и поэтому толчковым механизмом для них служат не “ноги”, а “руки”, то есть крылья.

Летучие мыши, попавшие по каким-либо причинам в воду, обычно не теряются в этом неловком положении. Удар крыльями по воде подбрасывает зверька вверх, и если этот удар был достаточно сильным и прыжок получился высокий, то в следующий момент животное успевает сделать взмах крыльями в воздухе и продолжает прерванный полет.

Обычно рукокрылые избегают посадки на поверхность земли. Но некоторым из них приземление необходимо в процессе охоты. Так поступают пустынные гладконосы, вампиры, новозеландские летучие мыши.

Из опытов

Летучая мышка спит. Фото, фотография

Многие крыланы предпочитают садиться только на торчащие ветки деревьев. Исключение составляют лишь те крыланы, которые прячутся в пещерах.

Для подавляющего большинства настоящих летучих мышей бывает достаточно самой незначительной неровности, чтобы крепко уцепиться и повиснуть на ней. Поворот зверька вниз головой при посадке обычно происходит еще до того, как когти ног закрепятся на выбранном месте. Можно только изумляться удивительной ловкости подобного аттракциона. А. П. Кузякин описывает, с какой стремительностью осуществляет посадку вечерница, возвращаясь в свое дневное убежище – дупло дерева. При этом создается впечатление, что зверек, складывая крылья, проскакивает в небольшое отверстие дупла, пользуясь силой инерции полета.

Полет требует от животного больших затрат энергии. Эта энергия получается при “сгорании” веществ, доставляемых к мышцам с током крови. “Топливо” должно прибывать в мышцы постоянно и в большом количестве, поэтому важное значение имеет интенсивность работы сердца зверька. Сердце у рукокрылых довольно крупное, его относительные размеры – так называемый сердечный индекс – близки к индексу сердца быстролетных птиц – ласточек и стрижей.

Для изучения полета рукокрылых зоологи используют самые разнообразные методы. В первую очередь применяется кино- и фотосъемка. Анализируя отснятые кадры, очень удобно рассчитывать частоту работы крыльев зверька и скорость его передвижения. Оказывается, что большая ночница, например, способна в одну секунду делать 11 –12 взмахов крыльями, малый подковонос – 16-18, а пальмовый крылан – только 7 полных взмахов в секунду.

В лабораторных условиях скорость полета летучей мыши можно определить, если выпустить зверька в достаточно освещенную большую вольеру и затем следить за его перемещением, отмечая траекторию на специальном, заранее вычерченном в определенном масштабе плане вольеры. При этом необходимо также с помощью секундомера засекать время. Чтобы зверек чувствовал себя спокойно на таком необычном “стадионе”, надо предварительно в течение нескольких ночей приучить его к вольере, давая возможность охотиться в ней за насекомыми. Скорость полета животного легко рассчитать, поскольку и расстояние и время будут известны.

Весьма простым и оригинальным способом определял ученые скорость полета длиннокрылое и остроухих ночниц, обитающих в Бахарденской пещере в Туркмении. Основа он на том, что если пойманных зверьков вынести из пещер на некоторое расстояние и выпустить, то многие из них сразу же стремятся возвратиться в свое убежище. Здесь остается только засекать, как это делается на легкоатлетических соревнованиях, время старта и финиша.

Все эти способы позволяют определять, как правило некую “нормальную” среднюю скорость передвижения. А вот оценить потенциальные способности к передвижению на разных скоростях такими методами, пожалуй, не удастся. Тут на помощь приходит… аэродинамическая труба, с помощью которой можно регулировать условия полета. Создавая разную скорость воздушного потока в трубе, можно проследить особенности полета. Но не так просто заставить животных летать в непривычной для них обстановке. В одном из опытов потребовалось ни больше ни меньше как полгода, чтобы приучить летучую собаку безбоязненно относиться к искусственному “ветерку”. Причем надо заметить, что из шести зверьков удалось натренировать лишь одного, да и тот больше минуты летать отказывался.

Путем “обдувания” в трубе были выяснены потенциальные скорости полета малых бурых ночниц (4,5-7,7 метра в секунду), пальмовых крыланов (до 4-5 метров в секунду) и многих других рукокрылых.