Опыта здесь сложнее

Существует еще немало интересных способов наблюдения за полетами летучих мышей. Известный шведский исследователь и путешественник Ян Линдблад рассказывает: “На каждое животное крепили крохотную лампочку, чтобы проследить, куда они полетят. Но даже в бинокль уследить за искусственными светлячками было очень труд но, и тогда лампочки заменили миниатюрными радиопередатчиками. Груз оказался вполне посильным, недаром мамаши этого вида носят по два детеныша на себе”.

Иногда ученые применяют для той же цели хемолюминесцентный состав. Обычно это смесь из двух жидкостей – излучателя и активатора. Соединение этих жидкостей вызывает свечение в течение 1-2 часов. Излучатель и активатор заправляют в маленькие стеклянные шаровидные; баллончики, которые затем приклеивают к телу летучей мыши. По свидетельству американского ученого Эдварда Бухлера, в ясные безлунные ночи люминесцирующая метка диаметром около сантиметра и весом чуть меньше грамма хорошо видна на расстоянии до 400 метров.

Кстати сказать, подобные конструкции меток применяются и для наблюдения за другими мелкими ночными животными, но не всегда удачно. Подопытные летяги, к примеру, не желают мириться с присутствием у себя на теле странных предметов и срывают их. Но ученые не отчаиваются и поговаривают даже о возможности мечения такими метками крупных ночных бабочек – бражников.

Использование миниатюрных радиопередатчиков часто ограничивается размерами объекта наблюдения и целесообразно только при наблюдении за крупными рукокрылыми. Ведь у них и грузоподъемность больше и маршруты нередко длиннее.

Интересные эксперименты проводят ученые, исследуя изменения обмена веществ у летучих мышей в полете. Эти работы также не обходятся без применения аэродинамической трубы. Только сама постановка опыта здесь сложнее. Зверьков надо приучить летать со специальными надетыми на морду масками, так как об интенсивности метаболизма судят по изменению газообмена животных. Для этого выдыхаемый воздух пропускают через газоанализаторы и определяют содержание в нем кислорода и углекислого газа. В опытах с большими листоносами и летучими лисицами удалось установить, что максимальная интенсивность метаболизма у рукокрылых в полете очень сходна с таковой, рассчитанной для птиц того же веса, но в два-три раза превышает наибольший уровень газообмена активных наземных млекопитающих. Впрочем, это вполне понятно: летать, как говорится,- не ползать.

Исследователи часто не ограничиваются надеванием масок своим подопечным. Они прикрепляют к животным целые системы датчиков со множеством отходящих от них тонких проводков. При помощи этих датчиков узнают об изменениях температуры тела зверька в полете, частоты работы сердца и ряда других физиологических параметров.

Наблюдения за большими листоносами показали, что первые две минуты полета температура тела возрастает. Достигнув определенной величины, близкой к 42°С, она остается постоянной в течение всего полета. Учащение частоты дыхания и ритма работы сердца происходит очень быстро, за несколько секунд. Далее эти показатели такж не меняются. Расход энергии организма летучей мышц увеличивается в полете по сравнению с состоянием покоя почти в 30 раз.

Голова летучей лисицы (Pteropus). Фото, фотография
Не в заоблачных
Летучая лисица (Pteropus)

Хорошо, когда высотный потолок невелик и животные летают низко. Но некоторые виды летучих мышей предпочитают летать чуть ли не в заоблачных высотах. Правда такие полеты малопригодны для охоты и применяются главным образом только при длительных перелетах ил миграциях. Африканские пальмовые крыланы совершаю регулярные кормовые кочевки на высоте около 200 метров. Однако рекордсменами по части высотных полетов являются бразильские складчатогубы. Вылет и прилет зверьков на дневку происходит большими стаями на высоте от полукилометра до 3 километров.

Как же быть в таких случаях, как вести наблюдения за животными? Светящиеся метки здесь явно не помогут. Если учесть, что дальность полетов составляет десятки километров, то не слишком приходится рассчитывать на радиопередатчики. Но все же выход был найден. На помощь призвали современные технические средства – аэродромные радары и метеолокаторы. А чтобы собственными глазами увидеть размеры и структуру летящей стаи, исследователи поднимаются в воздух на вертолетах, оснащенных мощными прожекторами.

Рукокрылые могут передвигаться не только с помощью крыльев. Не все и не всегда, но могут. Подковоносы, например, совершенно беспомощны на горизонтальной поверхности. Их жизнь проходит либо в полете, либо в подвешенном состоянии. С другой стороны, многие виды летучих мышей способны не только быстро бегать (вспомните вампиров), но и уверенно лазать по веткам деревьев, отвесным стенам и даже неплохо плавать.

Передвижение по твердому субстрату бывает необходимо для летучих мышей в трех случаях. Во-первых, когда, молодые особи еще не способны к самостоятельному поле ту. Во-вторых, когда нужно занять удобную для взлета позицию. И наконец, в тех случаях, когда хождение являете адаптацией к определенному способу питания. Основную роль при передвижении по твердой поверхности играют передние конечности. Ноги же служат лишь опорой для задней части тела.

Американские ученые наблюдали поведение нескольких видов летучих мышей при хождении. Для этого зверьков сажали на лист картона, покрытый закопченной бумагой. Для опытов отобрали листоносов, складчатогубов, пустынных гладконосов. Из всех видов самыми способными оказались гладконосы, которые и в природе наряду с ловлей насекомых в воздухе часто охотятся на земле. Гладконосы продемонстрировали разнообразные типы шагов, аллюров и положений тела. Большинство взрослых листоносов было не в силах сделать даже одного шага, в то время как юные зверьки, совершенно не умеющие летать, вели себя на “беговой дорожке” куда более активно.

Пешеходные способности, несомненно, имеют некоторое значение в жизнедеятельности рукокрылых. Но не будет преувеличением сказать, что полет для рукокрылых – это сама жизнь. О том, насколько физиологически важен процесс полета, позволяют судить опыты содержания летучих мышей в неволе, когда они были лишены возможности летать. У позднего кожана при недостатке движения возникали опухоли на местах соединения суставов на запястьях. Перепонка на “пальцах” рыжей вечерницы теряла эластичность и становилась хроническим очагом воспаления. По этой причине в условиях гиподинамии погибал каждый третий зверек.

Такие печальные результаты опытов над “собратьями нашими меньшими” еще раз дают повод для размышления над тем, как в наш век больших скоростей может влиять и на человека недостаток движения.

Источник: Мосияш С. С. Летающие ночью.- М.: Знание, 1985.- 160 с.