Между самцами

Возглавляет семейный табун самец-вожак, но водит табун обычно старая самка. Жеребец пасется в стороне от табуна, но все время наблюдает за ним. Если нужно направить куда-нибудь табун, то, прижав уши, вытянув шею, он взмахом головы подгоняет самок. На непослушных самец бросается с оскаленной пастью.

В. А. Рашек, много лет наблюдавшая за куланами на о-ве Барсакельмес, утверждает, что вожак хорошо знает самок своего табуна. Различая всех куланов острова “в лицо”, она наблюдала, как однажды смешались два табуна, в одном из которых самца в тот момент не было. Самец-вожак немедленно отобрал своих самок, а других не только не пытался присоединить к своему табуну, но, напротив, стал отгонять, и в первую очередь свою мать. Иногда, особенно в период гона, самцы присоединяют несколько самок из другого табуна, но обычно не более двух-трех. Из-за этих самок между самцами и вспыхивают драки.

В табуне кроме вожака всегда есть старшая самка (не обязательно по возрасту), которая и водит табун. Есть еще одна-две самки по рангу ниже старшей, они командуют всеми другими, и те их слушаются и боятся. Между некоторыми животными в табуне существует особая привязанность: они почти всегда ходят рядом, часто чешут друг друга, что считается признаком расположения.

При недовольстве кулан закладывает уши, часто машет хвостом, может слегка ударить ногой или укусить досадившего ему соседа. При нападении более сильного старается убежать, а в случае если тот настигнет, бьет задними ногами. Иногда при нападении одного кулана на другого какой-нибудь третий, а то и два сразу защищают преследуемого. Они бегут наперерез нападающему, загораживая собой беглеца и не давая его кусать, машут головой в сторону преследователя, бьют его задними ногами.

Из табуна всегда изгоняются больные животные, которые держатся отдельно, пока не поправятся.

Мнение о том, что в табуне, как и у других стадных животных, один из куланов несет сторожевую службу, лишено оснований. Все куланы пасутся или отдыхают одновременно, но каждый из них время от времени поднимает голову, всматривается вдаль и прислушивается. Стоит одному заметить что-либо подозрительное, как он настораживается, и, видя это, то же мгновенно делают все остальные животные. Сигнализация между членами табуна зрительная, каких-либо звуков при опасности они не издают. Напуганные куланы бросаются в беспорядочное бегство, но вскоре останавливаются, всматриваются и настороженно вслушиваются.

Несмотря на свою осторожность, куланы очень любопытны. Увидев что-либо незнакомое, они обязательно некоторое время разглядывают предмет, а затем бегут к нему, стараясь зайти с подветренной стороны. Выяснив, что предмет их любопытства не представляет опасности, они больше не обращают на него внимания и спокойно уходят.

Кулан необычайно быстрое и выносливое животное. Он может развивать скорость до 64 км/час и выдерживает такой темп на протяжении нескольких километров. На коротких дистанциях в несколько сот метров кулан развивает скорость до 72, а по некоторым данным, и до 80 км/час. Но с такой скоростью куланы бегают только при крайней опасности, обычно же трусят не спеша. Они намного выносливее домашних лошадей: попытки настичь или загнать кулана верхом на лошади безуспешны. О таком случае очень образно писал М. Леваневский: “Легкости и быстроте бега кулана нужно поражаться. Он как бы шутя, играя удаляется от преследующего охотника. Как ни скачи за ним, какой быстроты ни будь под седоком лошадь, а расстояние между ними и убегающим куланом остается одно и то же. Но вот, видимо, своенравному животному надоело видеть за собой хоть бесполезную, но назойливую погоню он на минуту останавливается, как бы с удивлением оглядывается назад, затем, ударив себя хвостом по одному, другому боку, вскидывает задними ногами, еще минута и перед удивленным человеком облако пыли на далеком горизонте показывает направление, по которому унеслось благородное животное”.

У кулана очень хорошо развиты зрение, слух и обоняние. Подойти к кулану незамеченным ближе, чем на 1-1,5 км почти невозможно. Однако мимо неподвижно лежащего человека он может спокойно пройти на расстоянии 10-15 м. Но на движущийся по земле предмет он реагирует достаточно хорошо, и подползти к кулану практически не удается. Кашель или щелчок фотоаппарата в укрытии кулан слышит (в зависимости от направления ветра) на расстоянии 30- 60 м, звук летящего самолета или крик другого животного всегда улавливает раньше человека, причем очень хорошо определяет направление, откуда исходит звук. Обоняние у кулана острое, однако в пустыне, где восходящие токи нагретого у почвы воздуха препятствуют распространению запахов по поверхности, оно не играет большой роли в получении информации.

Этому замечательному памятнику древней

Куланы очень сообразительны. Долго живший на о-ве Барсакельмес самец по кличке Тюльпан постоянно заходил на усадьбу заповедника и научился открывать все задвижки и даже снимать зубами висячие замки, не закрытые на ключ. Этот самец часто нападал на домашних лошадей, но, когда его пытались отогнать кнутом, он хватал кнут зубами и вырывал его из рук обидчика.

Между куланами и другими животными существует взаимная сигнализация: стоит побежать джейрану, как куланы настораживаются и бегут в ту же сторону. Услышав тревожный крик птицы, они поднимают голову и перестают пастись. На пастбищах куланов часто сопровождают птицы, такие, как трясогузки, снующие возле их ног в поисках насекомых. Зимой в копанках куланов кормятся жаворонки.

Бегущий кулан (Equus hemionus). Рисунок, картинка
Кулан (Equus hemionus)

Вместе с тем миролюбивые куланы, часто пасущиеся с джейранами, не любят овец и нападают на них. Бросаются куланы и на собак, пытаясь кусать и бить их ногами. Разозленный кулан очень свиреп. Глаза его наливаются кровью, и в этот момент он перестает бояться даже человека. При защите и нападении кулан пускает в ход как задние, так и передние копыта, а также зубы. Сбив жертву с ног, он топчет ее и рвет зубами.

Самка кулана достигает половой зрелости в 2-3-летнем возрасте, самец – в 3 года, но участие в размножении принимает, лишь достигнув 4-5 лет, когда он уже в состоянии отбить табун самок. Самец-вожак водит табун обычно до 9-10 лет (т. е. всего около 5 лет), после чего молодые в свою очередь отбивают у него самок, а самого изгоняют из табуна. Самки приносят приплод до 15 лет, чаще до 13-14 лет.

Период гона и спаривания у кулана происходит с мая до августа в зависимости от местности: на востоке ареала позднее, чем на западе. Чаще всего покрытие самок падает на май-июль.

В период гона у куланов бывают “брачные игры”. Незадолго до начала гона самец начинает гарцевать среди самок, высоко подняв голову. Нередко он бегает вокруг табуна, прыгает и кричит перед самками, иногда катается на спине, вырывает пучки травы и подбрасывает их кверху. Самец и самка нередко трутся друг о друга головами, шеями, боками, соприкасаются ноздрями, тихонько толкаются и мелодично повизгивают. Временами они припадают на передние ноги, слегка взбрыкивая, гоняются друг за другом.

Еще до начала гона, в апреле или раньше, самец-вожак изгоняет из своего табуна всех остальных самцов, достигших годовалого возраста, но, если молодой самец еще сосет мать, вожак его не трогает. Выгнанные из табуна молодые самцы ходят поодиночке или объединяются с другими самцами под предводительством старого самца, изгнанного из табуна более сильным молодым, ставшим вожаком. Эти “холостяцкие” табунки непрочны, они часто распадаются, так как самцы разбредаются, пытаясь отыскать себе самок. При попытке такого одиночного самца проникнуть в чужой табун с самками, как и при встрече двух вожаков, происходят ожесточенные драки.

Очень любопытны, стремятся со

Оскалив пасть, прижав уши, с горящими глазами самцы бросаются друг на друга, стараясь схватить противника за ногу и повалить. Навалившись на поверженного, победитель грызет ему шею. Иногда, встав на дыбы, оба соперника, обхватившись передними ногами, грызут друг другу морды, или один из них, сильнейший, давит своей шеей на шею противника, выискивая момент схватить его зубами.

Беременность у самки длится 11-11,5 месяца. Куланята родятся с апреля до августа. На востоке ареала, где весна сухая и запоздалая, рождение куланят сдвинуто на более поздние сроки.

В последние дни перед родами самка пасется в стороне от табуна и никого к себе не подпускает, даже своего годовалого жеребенка. Сразу после родов она облизывает детеныша, слегка прихватывая зубами кожу и обкусывая мягкие кончики копыт. Уже через несколько часов самка уходит пастись, а малыш бежит за ней. В первый день у новорожденного широко расставленные ноги заплетаются и он заваливается то на одну, то на другую сторону. Самка с малышом присоединяется к табуну через 2-3 дня после родов. Куланы окружают их, стараясь обнюхать куланенка, а иногда и укусить, но мать отчаянно защищает его, пуская в ход копыта и зубы. Познакомившись с новым членом табуна, куланы отходят, но спустя некоторое время по одному вновь подходят к куланенку и нюхают его. Куланята в этом возрасте очень любопытны, стремятся со всеми познакомиться, все время лезут понюхать другого куланенка или взрослого, что доставляет много хлопот матерям.

Сначала самка ходит позади куланенка и направляет его головой, подталкивая сзади или сбоку. Подросший жеребенок начинает ходить за матерью, но во время преследования мать все же бежит позади, загораживая его собой.

Чужого куланенка самка обычно не подпускает к себе, но бывают исключения, когда самку сосут одновременно два малыша, и в это время она не подпускает даже мать приставшего к ней куланенка. Повзрослев, куланята безошибочно узнают свою мать с большого расстояния.

Маленьких куланят иногда пытаются бить годовики или двухлетки, но мать оберегает малышей. Самец-вожак куланят не трогает, напротив, защищает от нападения молодых куланов или чужих самок. Однако на больных куланят нападают все куланы, иногда даже мать, изгоняя их из табуна до тех пор, пока они не поправятся.

При благоприятных условиях самки приносят потомство ежегодно, особенно молодые, иногда подряд 5-6 лет. Старые самки часто остаются яловыми. В засушливые годы, особенно после суровых многоснежных зим, приносят потомство меньше половины взрослых самок табуна. В среднем прирост стада составляет около 20%.

В неволе куланы живут хорошо и успешно размножаются. В 1978 г. в зоопарках мира содержалось более 400 куланов, из них более 100 голов в СССР.

Таким образом, кулан вполне жизнеспособный вид. Нужно лишь немного внимания со стороны человека к этому замечательному памятнику древней природы, и он вечно будет украшать наши сухие степи и пустыни.

Источник: Андрей Григорьевич Банников, Владимир Евгеньевич Флинт. Мы должны их спасти. 1982