Могут сразу съесть

Неустойчивость в обеспеченности хищников пищей привела к возникновению у них ряда особенностей поведения и экологии. При возможности многие хищники уничтожают значительно больше животных, чем могут сразу съесть. Некоторые из них прячут остатки пищи про запас, используя их позднее.

При отсутствии обычной пищи, например мышевидных грызунов, хищники широко прибегают к “резервным” кормам – поеданию других позвоночных животных, насекомых, плодов, ягод, наконец падали и отбросов. Подобное явление наблюдается даже у весьма специализированных видов, например у горностая, который на Кольском полуострове при бескормице часто питается ягодами можжевельника. Борьбе за существование в голодное время содействует также способность хищных к более или менее длительному голоданию – биологическая особенность, возникшая в процессе эволюции и отсутствующая у насекомоядных и мелких грызунов с их необычайно высоким уровнем обмена веществ.

Приспособлением к переживанию неблагоприятного времени года является зимний сон, в который впадают барсук, все три вида медведей, енотовидная собака, енот-полоскун. Перед этим, осенью, они сильно откармливаются, накапливая большое количество подкожного и внутреннего жира, служащего зимой основным источником энергии. Например, вес енотовидной собаки к зиме увеличивается с 4-6 кг до 6-10 кг. Недостаточно упитанные звери на зиму не засыпают. Зимний сои хищных зверей существенно отличается от спячки грызунов, насекомоядных и рукокрылых тем, что температура тела у них падает незначительно, полного оцепенения не наступает, а зверь спит чутко и в случае опасности нередко покидает убежище. Особенно часто, в оттепели, просыпаются и выходят наружу енотовидные собаки, а на юге они и барсуки вовсе не засыпают и остаются деятельными всю зиму.

Среди хищных имеет место как моногамия (волк, песец, нередко лисица и др.), так и полигамия (куньи, кошки), хотя соотношение полов в природе у большинства видов примерно равно 1:1. Период спаривания приходится у разных видов на самое различное время года: у волков и лисиц – на конец зимы, у мелких кошек – на весну, у соболя, куниц, бурого медведя – на середину лета, и т. д. Течка у некоторых видов не приурочена к определенному сезону года; таковы калан, тигр, вероятно выдра и, может быть, ласка. У многих хищных гон сопровождается ожесточенными драками самцов и своеобразными криками.

Продолжительность беременности весьма различна. У хорька, колонка и других она составляет около 38-40 дней, у волка, лисицы, песца, мелких кошек – около 60, у рыси – 70-74, у леопарда – 90-105, у тигра – 98-110, у медведя – 180 дней, и т. д. Весьма велик период беременности у ряда куньих: горностай вынашивает 210-240 дней, барсук – 240-250, лесная куница – 230-270 соболь – 253-297 дней. Столь затяжная беременность объясняется длительным периодом покоя (латентным периодом), в котором находится оплодотворенное яйцо, тогда как развитие его продолжается всего около полутора месяцев, как у хорьков. Короткий и очень неравномерный (в смысле сроков) латентный период наблюдается у американской норки, в связи с чем продолжительность беременности у нее колеблется от 36 до 74 дней.

Число детенышей у крупных хищников обычно бывает 1-2, у бурых медведей изредка – 3-4, мелкие и средние хищники приносят 3-6 детенышей. Наиболее высокой плодовитостью отличается песец, у которого в неволе наблюдалось до 21 детеныша. Число детенышей зависит от возраста самки и ее упитанности: молодые и плохо упитанные самки менее плодовиты. Почти у всех хищных (за исключением калана) детеныши рождаются совершенно беспомощными, слепыми, с закрытым слуховым проходом. Прозревают они спустя 1/4-4 недели, более или менее долгое время находятся в норе или логове, выкармливаются сначала молоком, а затем обычной пищей. У мелких видов выводки распадаются уже к осени, волки держатся вместе и на следующий год, самки белых медведей и тигров, размножающиеся раз V в 3 года, бродят с молодыми вплоть до следующей течки. Половая зрелость у большинства видов наступает на следующий год. Значительный процент молодых зверей погибает задолго до этого времени от неблагоприятных метеорологических условий, болезней, голода, истребления более крупными хищниками и иных причин. Поэтому лишь немногие особи достигают предельного возраста, который у крупных хищников составляет 15-20 лет.

Было отправлено в

В связи с неравномерностью действия факторов среды на плодовитость и смертность хищных численность более массовых видов испытывает по годам значительные колебания. Особенно неустойчива численность мелких куньих, лисиц, песцов и других хищников, чье существование, как уже указывалось, в сильной мере зависит от обилия мелких грызунов. Массовое размножение последних влечет за собой подъем численности хищников, а вымирание грызунов приводит к голоду и истощению, сопровождается распространением опустошительных эпизоотии среди размножившихся хищников, вынуждает их иногда мигрировать, так что в конечном итоге численность падает до минимума. Подобно этому состояние популяции рыси в некоторых районах зависит от динамики численности зайца-беляка, лесной куницы на Севере – от боровой дичи, и т. д.

Белые медведи (Ursus maritimus). Фото, фотография
Белые медведи (Ursus maritimus)

Взаимоотношения между разными видами хищных млекопитающих проявляются в различных направлениях. Нередко хищники нападают друг на друга; например, нападение тигра на медведя, волков на медведя и лисицу, росомахи на лисицу, выдру, куницу и т. д. Но если упомянутые случаи носят эпизодический характер, то взаимоотношения между некоторыми видами являются устойчиво антагонистическими. Так, например, тигр на Дальнем Востоке усиленно истребляет волков, и исчезновение его в некоторых районах повлекло увеличение численности волков; соболь на Алтае настойчиво преследует колонка и, поймав, съедает; выдра вытесняет норку.

Другим типом межвидовых отношений является использование одними хищниками остатков добычи других. Наиболее типична в этом отношении росомаха, которая регулярно питается за счет волков. При недостатке пищи в северной тайге “нахлебниками” лесной куницы становятся не только горностай, но даже лисица, похищающие остатки ее добычи, спрятанные про запас. В условиях высокой численности хищников и низкой численности, например, мышевидных грызунов неизбежна вспышка конкуренции между потребителями этого корма, в том числе между особями одного вида.

Своеобразные отношения возникают в связи с пользованием норами, особенно в тундре, заболоченной тайге и иных местообитаниях, где ограничено число мест их устройства. Наиболее энергичными роющими зверями в тундре являются песцы, в лесу – барсуки. Вырытыми ими норами пользуются и другие виды: лисица, енотовидная собака, иногда волк и др. В одних случаях эти последние занимают старые норы, в других – изгоняют первоначальных хозяев, а в особенно широко разветвленных барсучьих “городках” подчас селятся одновременно и барсук и лисица и выводят потомство.

Пожарами и вырубкой

Наконец, в природе наблюдается естественная гибридизация некоторых видов: лесной куницы и соболя, черного хорька и европейской норки.

В заключение следует отметить высокую степень развития у ряда хищных млекопитающих высшей нервной деятельности. В этом отношении особенно выделяются волк, шакал и лисица. Важным фактором совершенствования высшей нервной деятельности и возникновения сложных типов рефлексов (в частности, оборонительных) у упомянутых хищников, очевидно, явились охота за крупными осторожными животными и систематическое преследование со стороны человека и соответствующее направленное действие отбора.

Практическое значение хищных. Хищные млекопитающие имеют разностороннее значение для человека. В одних случаях они играют положительную роль, в других – отрицательную, причем один и тот же вид одновременно или в разных условиях обитания может быть и полезным и вредным. Сказанное подчеркивает сложность оценки практического значения ряда видов зверей.

Прежде всего необходимо отметить, что почти все виды хищных млекопитающих фауны СССР принадлежат к числу пушных зверей. Шкурки соболя, калана, выдры, лесной куницы, голубого песца и других являются наиболее ценными среди всех мехов, добываемых не только в нашей стране, но и вообще на земном шаре. Лишь немногие виды хищных не представляют интереса для пушно-мехового хозяйства либо в силу своей малочисленности (афганская лисица и др.), либо вследствие низкого качества шкуры (гиена).

Охота на хищных зверей ради получения пушнины, а иногда одновременно мяса, жира и других ценных продуктов является одним из наиболее древних способов использования человеком природных ресурсов. Пушной промысел всегда был широко распространен на нынешней территории СССР и играл исключительно важную роль в хозяйственной жизни. В древней Руси шкурки ряда пушных зверей, например куниц, использовались не только по своему прямому назначению, как меха, но играли роль денег, в связи с чем некоторые из позднее появившихся серебряных денег получили наименование “кун”. “Мягкая рухлядь” составляла на Руси важнейшую часть взимаемой дани, была основным предметом внешней торговли. При этом шкурки соболей, куниц, лисиц, песцов, “морских бобров” (каланов) имели первостепенное значение. Достаточно сказать, что в 1594 г., когда Россия готовилась к совместной с Австрией войне против Турции, в Вену было отправлено в качестве субсидии 40 360 соболей.

Размеры добычи пушных зверей в средние века были очень велики. Например, в первые четыре года после присоединения Сибири только казна ежегодно получала оттуда 200 тыс. соболей, 10 тыс. черно-бурых лисиц и т. д. Промысел пушных зверей почти но регулировался и, в сочетании с лесными пожарами и вырубкой лесов, губительно сказывался на численности, прежде всего соболей, куниц и других наиболее ценных зверей.

С еще большей силой эксплуатация пушных богатств развернулась в период капитализма. Под влиянием хищнического промысла запасы пушных зверей и области их распространения резко сократились. Некоторые пушные звери (калан, соболь) оказались на грани почти полного уничтожения.