Мясо, и сало

Близкие родичи наших домашних овец еще до сих пор встречаются кое-где на островах Средиземного моря (прежде они водились и в горных областях Южной Европы), в горах Малой Азии и прилегающих к ним районов нашего Закавказья, в горах и в предгорьях Средней и Центральной Азии. В систематике этих диких форм пока не достигнуто единогласия.

Некоторые зоологи различают 4 отдельных вида – один европейский (муфлон) и три азиатских, в свою очередь подразделяемых на местные формы, или подвиды. Однако советский зоолог В. И. Цалкин пришел к выводу, что всех диких баранов Южной Европы, Передней, Средней и Центральной Азии следует отнести к одному зоологическому виду, в котором такие формы, как европейский муфлон, малоазиатский муфлон, аркал, уриал, архар и аргали, являются лишь географическими подвидами и географическими “нациями” (т. е. более дробными подразделениями внутри подвида).

Одомашнивание овцы относится к очень древним доисторическим временам; по-видимому, оно происходило в различных областях обитания диких баранов; были даже попытки провести классификацию домашних пород, связав их происхождение от той или иной дикой формы: одних – от европейского муфлона, других – от архара, третьих – от аргали. Однако такие сближения оказывались натянутыми, так как при переселении племен различные расы одомашненных овец смешивались между собой, да по существу эти сближения были и ненужными, раз все их родоначальные формы могут быть отнесены к одному зоологическому виду.

Видовое единство домашних овец и диких баранов выражается и в получении от них вполне плодовитых помесей.

В общем история одомашнивания овцы несколько напоминает историю одомашнивания собаки. По-видимому, этот процесс совершался независимо в различных областях, где обитали разные подвиды диких баранов, а позднее, при переселениях человеческих племен, восточные овцы смешались с одомашненными европейскими расами. В более новые времена, в связи с захватом европейцами заморских колоний, овцы распространились человеком далеко за пределы их первоначальной родины, и в настоящее время овцеводство процветает в различных областях Австралии и Аргентины.

Овца в одомашненном состоянии. Одомашненная овца оказалась для наших предков очень ценным приобретением. Доставляя молоко, мясо, сало, шерсть и овчину, овца одевала, и кормила своего хозяина и даже снабжала его материалом для его легкого переносного жилища.

Овца имеет очень важное значение в качестве животного, которое позволяем человеку выгодно использовать неудобные для земледелия засушливые районы и дает даже за счет этих скудных пастбищ целый ряд ценных продуктов, и в первую очередь основное сырье для текстильных фабрик.

Качества овцы, ценящиеся человеком, развились на основе особенностей, которыми обладали уже ее дикие предки. Если нет сочной травы, овцы довольствуются и сухими пастбищами; эту особенность они унаследовали от горно-пустынного архара, живущего в условиях засушливого климата Средней Азии. Способность откладывать жир, сильно повышенная под влиянием отбора у некоторых домашних пород – у курдючных и жирнохвостых, имела значение и для диких пустынных живо-ных: она давала их организму возможность откладывать в теле некоторые запасы на случай недостатка корма и питья. Густой шерстный покров, который впоследствии использовал и путем отбора усовершенствовал человек, был необходим диким баранам, пасущимся на высоких горных лугах или жившим в условиях климата закаспийских пустынных предгорий с их резкими колебаниями температуры.

Наконец, и стадный инстинкт диких травоядных животных, помогающий им лучше охранять свою безопасность, был использован человеком: он дал ему возможность взять на себя роль вожака и держать скот в повиновении, не давая ему разбредаться врозь. Заботы об охране стада от хищников перешли к пастуху и к его верным помощникам – собакам-овчаркам. Человек взял на себя также выбор места для пастбища. Таким образом, свойственные диким баранам острота чувств, сила, ловкость и умение избегать опасностей не нашли применения после одомашнивания. Человеку требовался от овцы и барана не ум, а молоко, мясо, шерсть и овчина; кроме того, важно было, чтобы стадо не шло куда ему вздумается, а покорно повиновалось пастуху и его собакам. В этом направлении и шел отбор, который совершался в течение нескольких тысячелетий и выработал из потомков диких баранов такое робкое, покорное и лишенное всякой инициативы существо, каким мы видим нашу домашнюю овцу.

Недаром образ покорной “паствы” и опекающего ее “пастыря”, удерживающего ее на “истинном пути”, стал официальным символом христианской церкви, в которой верующие – миряне должны беспрекословно признавать авторитет своих духовных пастырей – священников и епископов. А внешним знаком власти епископа служит его пастырский посох, который у епископов католической церкви на верхнем конце закругляется в виде крюка, воспроизводящего форму настоящего пастушеского посоха – ярлыги, – которым чабаны могут удерживать за ногу отбивающуюся от стада овцу.

От чрезвычайно разнообразных требований

Домашняя овца с ягненком. Фото, фотография

Помимо шерстного покрова и характера поведения у овец в домашнем состоянии изменились длина и строение хвоста (у диких видов хвост всегда короткий, а среди домашних имеются и короткохвостые, и длиннохвостые, и жирнохвостые породы). У большинства пород овцы, как и у диких форм, имеют короткие рожки, а бараны несут более или менее массивные спирально извитые рога, однако имеются и комолые (безрогие) породы.

Любопытную аномалию, изредка наблюдаемую в различных местностях, представляет появление баранов с двумя или даже с тремя парами рогов. Эта особенность передается потомству и может распространиться на целое стадо, как это довелось видеть автору этой книги еще в его гимназические годы в одном из сел близ города Владимира; ныне четверорогие бараны в этой местности давно исчезли. Если учителю где-либо в соседнем хозяйстве удастся обнаружить подобную аномалию, следует проследить ее распространение в стаде, сделать фотоснимки и постараться увидеть четверорогий череп.

Многообразие овечьих пород. Различных пород домашних овец насчитывается более 350, причем около 40 из этих пород разводится в СССР. Такое их многообразие зависит от чрезвычайно разнообразных требований, которые предъявляются к овце в различных географических и социально-экономических условиях. Если для крупного рогатого скота его продуктивность выражается главным образом в двух количественных показателях – годовых удоях и массе, то от овец требуется и овчина, и смушки (мех от ягнят, идущий на воротники, шапки, манто и муфты), и шерсть, идущая на изготовление различных шерстяных тканей, и мясо, и сало (от курдючных пород), и молоко, из которого приготовляется овечий сыр – брынза, и, наконец, кожа, идущая на изготовление сафьяна. Что же касается шерсти, составляющей основную статью хозяйственного использования овец, то здесь наиболее важное значение имеют не только количественные, но и качественные показатели: ее технические свойства, которые зависят от извитости отдельных шерстинок, от их длины, толщины, эластичности и прочности, от большей или меньшей однородности всего шерстного покрова. Требования, предъявляемые к шерсти, меняются и в связи с изменениями общих экономических условий, и с развитием техники ее переработки, и даже в зависимости от капризов моды.

Овцеводство на севере и юге. Прежде чем перейти к ознакомлению с отдельными породами овец, необходимо отметить резкую разницу между овцеводством в наших южных степях, полупустынях, пустынях и горных об-астях, где пасутся – иногда в течение круглого года – многотысячные стада (отары) овец, и хозяйственным использованием овец в более северных областях, в пределах лесной полосы. На юге, особенно в засушливых областях, овцеводство составляет господствующую, а иногда и единственную отрасль сельского хозяйства и наиболее выгодный способ использования обширных безлесных пространств, тогда как в селах и деревнях в лесной полосе овца играла только подсобную роль и, подобно деревенским курам, относилась к категории “бабьего” хозяйства. Она содержалась для нужд домашнего обихода: ее шерсть шла на изготовление грубого крестьянского сукна; когда овцу или барана резали, баранина попадала на стол в качестве редкого праздничного угощения, а шкура поступала на выделку к странствующим по деревням овчинникам и шла на изготовление тулупов, полушубков, шапок и рукавиц. Мех крестьянских овец в русских селах был одноцветный, черный, белорусы же предпочитали овчину белого цвета.

В некоторых областях местные грубошерстные овцы послужили материалом для улучшения их путем скрещивания с баранами более ценных пород. Так были созданы полутонкорунная горьковская порода, характеризующаяся и хорошими мясными качествами, вятская тонкорунная порода, хорошо приспособленная к условиям северных районов.

Грубошерстные породы. Романовская овца – знаменитая шубная порода, выведенная в крестьянских хозяйствах бывшей Ярославской губернии и получившая свое название от старинного уездного города Романове-Борисоглебска, в советское время переименованного в город Тутаев.

У хорошей овцы пуха бывает в несколько раз больше, чем грубой и тяжелой ости (особенность, вероятно, выработанная воздействием северных зим). Благодаря такому строению мех романовских овец легок, при носке не сваливается в плотный слой и хорошо сохраняет тепло. А так как пух у романовской породы белого цвета, а ость черная, то овчина в целом получает красивый голубовато-серый оттенок. Идет она главным образом на полушубки.

Ценным качеством романовских овец является и их плодовитость: двойнями и тройнями они ягнятся очень часто, а иногда приносят до шести ягнят.

Смушковые породы. Смушками или мерлушками называют шкурки, снятые с ягнят в возрасте нескольких дней, отличающиеся красивыми мелкими завитками шерсти. Такой мех идет на воротники, шапки, дамские манто и муфты.

Лучшие мерлушки блестящего черного или коричневого цвета, так называемый каракуль, доставляют ягнята каракульской породы, разводимой главным образом в Средней Азии. Серые смушки получают от ягнят сокольской и решетиловской пород.