Оказывается, ее получение

Летучие мыши в зимней спячке, как и во время дневного отдыха, висят головой вниз, прицепившись одной или двумя ногами. “Забавную позу…- рассказывает А. П. Кузякин,- принимает ушан; свои огромные уши он подгибает под крылья, а основаниями торчащих козелков прикрывает слуховые проходы, как бы совсем изолируясь от постороннего шума. Спящие подковоносы нередко завертывают свое тело в широкие крылья”.

Некоторые виды, например водяные ночницы, любят устраиваться в узких трещинах в стенах пещеры. Иногда благодаря высокой влажности воздуха в пещерах висящие зверьки покрываются множеством мелких капелек своеобразной росы. Если температура в убежище падает, то эти капельки застывают. Зверек оказывается заключенным в тонкий ледяной панцирь. Такое явление особенно часто наблюдали у зимующих широкоушек. Ведь они, как известно, безболезненно переносят действие небольших отрицательных температур.

У многих видов наших летучих мышей весеннее пробуждение приурочено ко второй половине апреля. Сроки пробуждения почти не меняются из года в год.

Рано начинают просыпаться ушаны. Уже в последней декаде марта, особенно если погода стоит теплая, их можно видеть летающими над источенным проталинами весенним снегом. Ушаны, зимующие в пещерах, могут просыпаться и среди зимы. Выйдя из оцепенения, они перемещаются по убежищу. Временное зимнее бодрствование наблюдается и у других летучих мышей. В районах с мягким климатом периодически просыпаются и ведут активный образ жизни подковоносы, некоторые виды ночниц.

О причинах такого пробуждения известно немного. Зато очень хорошо изучены физиологические процессы, идущие в организме просыпающегося животного.

Какие же это процессы и как протекает само пробуждение?

Для того чтобы разогреть до необходимой температуры даже свое маленькое тельце, зверьку приходится затрачивать огромное количество энергии, эта энергия образуется в результате разложения так называемого бурого жира. Бурая жировая ткань располагается в области сердца, диафрагмы и в спинной части тела между лопатками. Раньше считалось, что эта ткань представляет собой что-то вроде своеобразной железы внутренней секреции. Позднее была установлена ее роль в энергетических процессах у зимоспящих животных.

Образование тепла за счет бурого жира особенно важно на ранних этапах пробуждения. Если в это время измерять температуру тела зверька в местах, к которым непосредственно прилегает бурая жировая ткань, то она оказывается на 8-10 градусов выше, чем температура других участков тела. Вычислено, что большая ночница, просыпаясь и разогревая при этом свое тело, получает от бурого жира до 55 процентов всей энергии, которая необходима для полного пробуждения. Вероятно, и у других летучих мышей происходит нечто подобное.

Откуда же берется остальная часть энергии? Оказывается, ее получение связано с дрожанием зверька. В сущности, дрожание, есть не что иное, как движение определенных групп мышц, их активная работа. Выполняя эту работу, мышцы выделяют энергию в виде тепла. Многим млекопитающим, в том числе и человеку, удается таким способом препятствовать переохлаждению организма. Но если в обычном случае теплокровное животное отвечает дрожью на холодовое раздражение, то летучие мыши используют энергию дрожания для разогрева тела во время пробуждения. Эта система терморегуляции рукокрылых вступает в действие только после того, как организм уже достаточно прогрелся в результате реакции в бурой жировой ткани. При низких температурах дрожание невозможно. Так, ночницы начинают дрожать лишь через 20-30 минут после пробуждения, при температуре тела около 10 градусов. Далее, с повышением температуры примерно до 17 градусов интенсивность дрожания продолжает нарастать. После этого дрожь ослабевает и по достижении нормальной температуры прекращается.

Складчатогуба, например

Крылан, летучая лисица (Pteropus). Рисунок, картинка
Крылан, летучая лисица (Pteropus)

Скорость пробуждения определяется в основном первым этапом теплообразования. Она тем выше, чем больше запас бурого жира. Если летучая мышь просыпается за зиму неоднократно, то с каждым последующим пробуждением количество жира становится все меньше и меньше. Поэтому в большинстве случаев частота пробуждения зверьков в середине зимы ниже, чем в начале спячки. Особенно если периоды активности не сопровождаются питанием.

Тем не менее дело с активностью летучих мышей во время спячки обстоит намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Для бразильского складчатогуба, например, доказано, что процент особей, способных переходить в активное состояние, зимой несколько выше, чем осенью. Вероятно, способность к пробуждению определяется не только величиной резервов жира, но и длительностью пребывания зверьков на холоде.

У нас остался невыясненным еще один момент, касающийся зимних пробуждений летучих мышей. А именно: значение таких пробуждений с точки зрения энергетики организма. Ради чего животное идет на огромные издержки своих запасов? Ведь не для того же, чтобы просто поразмяться после долгого висения вниз головой.

Полагают, что главная причина пробуждения летучих мышей – потребность избавиться от скопившихся во время спячки продуктов жизнедеятельности. Кроме того, иногда пробуждения сопровождаются пищевой активностью зверьков и могут иметь значение для энергетического баланса зимующего организма.

Новорожденные летучие мыши совершенно не способны к самостоятельной терморегуляции. Находясь с матерью, они целиком зависят от температуры ее тела. Если самку разлучить с детенышем, то через некоторое время малыш охлаждается до температуры окружающего воздуха совсем как типичное пойкилотермное животное. Детеныши многих видов летучих мышей выдерживают охлаждение до нуля градусов. Однако они не могут переносить высокой температуры – 42-43 градуса и более.

Наблюдения показали, что первые признаки терморегуляции у молодого поколения большой ночницы начинают проявляться уже в двухдневном возрасте. Двухнедельные зверьки днем сохраняют температуру тела, близкую к внешней, а ночью поддерживают ее на стабильном, довольно высоком уровне. Когда волосяной покров молодых ночниц становится таким же густым, как у взрослых, они приобретают способность полностью контролировать температуру своего тела.

Завершая рассказ о спячке и терморегуляции летучих мышей, коротко подведем итоги. Экологический смысл регулярного впадания рукокрылых в оцепенение со снижением температуры тела – как можно эффективнее сэкономить энергию, особенно в те периоды, когда пополнение ее затруднено или практически невозможно. Согласитесь, природа нашла мудрое решение этой проблемы. Она, как рачительный хозяин, временно приглушает костер, делает почти невидимым чуть теплящийся внутри огонек. Но проходит время, и она энергично раздувает его, не скупясь одаривает желанным топливом неугасаемое пламя жизни.

Источник: Мосияш С. С. Летающие ночью.- М.: Знание, 1985.- 160 с.