Этот не что

Значение убежищ в жизни животных трудно переоценить. Защиту от врагов и неблагоприятных погодных условий, рождение потомства и его воспитание, наконец, отдых и сон – все это в большинстве случаев животным сложив осуществить, не имея жилища.

Многие животные прикладывают огромные усилия, чтобы “построить” дом на свой вкус. Другие не утруждаю себя хлопотами строительных дел, а просто-напросто ищут подходящие укрытия, созданные природой или человеком.

Принято считать, что летучие мыши сами убежищ не сооружают. И это действительно верно, по крайней мере, для большинства представителей их крылатого племени! Ведь что ни говори, а крылья – отнюдь не самый лучшие орган для рытья нор или конструирования гнезд.

И все-таки строители среди рукокрылых есть. Иногда замечательные домики создают себе коротконосые крыланы. Их строительные работы скорее напоминают бесшабашное пиршество, чем утомительное хозяйственное занятие. Облюбовав одну из кистей плодов пальмы, зверек энергично вгрызается в нее. Делает он это вполне целенаправленно, выкусывая только сердцевину кисти. Таким образом, через несколько минут во вкусном строительном материале образуется полость, в которой зверек и располагается на отдых. Однако подобные убежища применяются коротконосыми крыланами лишь изредка, обычно же они проводят день в готовых естественных укрытиях – в пещерах, дуплах, в листве деревьев.

Выдающимися архитектурными способностями обладают некоторые листоносы Нового Света. В семействе листоносов есть даже род, который так и называется листоносы-строители. Тайна зодчества этих зверьков заключается в том, что они, своеобразно надкусывая крупные листья растений, сооружают для себя укрытия в виде палатки-зонтика. Тем же способом пользуются некоторые виды рода фруктоядных листоносов. Материалом для убежища чаще всего служат листья бананов и пальм. Широкие цельные листья уже сами по себе неплохое укрытие. Зверьку остается лишь немного потрудиться, чтобы превратить такой лист в комфортабельную, непромокаемую и не продуваемую квартиру.

Весьма простым, но в то же время оригинальным образом устраивают себе убежища белые листоносы. Выбрав лист покрупнее, животное делает на верхней его поверхности вдоль срединной жилки надрезы, отделяя боковые жилки от срединной. Жесткость листового каркаса нарушается, и обе половинки листа под собственной тяжестью провисают. Образуется уютный шатер. Под одним таким навесом могут разместиться несколько зверьков.

Недавними исследованиями белых листоносов и ряда других их соотечественников был обнаружен интересный факт. Оказалось, что в клетках тонкого слоя соединительной ткани, который расположен под кожей головы, содержится вещество меланин. Как предполагают, меланин служит экраном, защищающим мозг животного от ультрафиолетовой радиации. Необходимость такой защиты оправдана – ведь далеко не всегда зверькам удается проводить день в хорошо устроенном убежище. Часто им приходится довольствоваться старыми обветшалыми укрытиями или случайно подвернувшимся листом.

Коль уж зашла у нас речь об использовании рукокрылыми растений в качестве убежищ, никак нельзя не упомянуть еще некоторые примеры. Дупла деревьев – эти столь популярные укрытия летучих мышей, мы пока обойдем. Обратимся к “нестандартным” квартирам.

Американские присосконоги устраиваются на дневку главным образом в молодых свернутых листьях бананов. Для этого могут служить листья с диаметром отверстия 5-10 сантиметров. Такой лист, как правило, остается в свернутом состоянии около суток, после чего он, продолжая свое развитие, разворачивается. Иногда “мышиная начинка” листа представляет собой маленькую колонию зверьков. Члены этой колонии отличаются исключительной привязанностью к своему коллективу. Когда их временное жилище разрушается, они в том же составе занимают новую квартиру.

Кстати, о самом названии присосконогов. У основания большого пальца крыла, а также на подошвах ног этих животных имеются округлые образования – присасывательные диски. Технически диск “выполнен” в виде нескольких десятков маленьких самостоятельных камер, которые обеспечивают такую присасывающую силу, что зверек может свободно передвигаться по вертикальной поверхности и удерживаться на одной присоске.

Подобные органы прикрепления известны не только у американских присосконогов. На Мадагаскаре обитают летучие мыши, обладающие почти такими же присасывательными дисками. Кроме того, есть присоски еще у некоторых видов кожанов, живущих в Юго-Восточной Азии. Правда, конструкция этих присосок намного проще – они имеют вид пухлых подушечек, расположенных на пятке и у основания большого пальца кисти.

Летучих мышей существует

Летящая летучая мышь. Фото, фотография

Интересно, что, по крайней мере, два вида из упомянутых кожанов – калимантанский и косолапый – используют в качестве убежищ полости междоузлий бамбука. Эти зверьки имеют довольно мелкие размеры и по внешности очень схожи между собой. Но различить их, а вернее, их убежища, можно даже не вынимая оттуда обитателей! Достаточно лишь приблизительно оценить диаметр стебля бамбука. Косолапый кожан, как более мелкий по сравнению с калимантанским, выбирает и более тонкие междоузлия с узкими входами. Обычно зверьки прячутся в убежищах группами численностью до двух-трех десятков особей. И поэтому, когда исследователям требуется отловить какое-то количество жильцов бамбука, они закрывают входное отверстие и выпиливают заселенное междоузлие.

Летучие лисицы используют для дневного пристанища ветки деревьев. Вряд ли можно назвать такие насесты убежищем. Тем более что места дневок, как правило, постоянны, отчего облюбованное сотнями зверьков дерево очень скоро теряет листву, а иногда совсем засыхает. Д. Даррелл рассказывает: “Весь день летучие собаки провисели вниз головой на сухом дереве ниже по течению, километрах в трех от рестхауза. Право, не знаю, чем их так привлекло это голое дерево, но они висели на нем большими гроздьями, похожие на плохо закрытые зонтики, под нещадно палящими лучами солнца; время от времени они расправляли крылья и энергично ими обмахивались, чтобы охладить свои тела”. Крылья этих животных – портативные терморегулирующие устройства, своего рода “убежища”, которые всегда при себе. В ненастные дождливые дни зверьки укрываются ими, плотно прижав их с обеих сторон к телу. Такому плащу не страшно промокание – сверху крылья покрыты тонким водоотталкивающим слоем жира.

Кроме летучих лисиц, превратностям погодных условий подвергают себя на дневках и многие другие крыланы – пальмовые, эполетовые, ошейниковые. Причем пальмовые крыланы, подобно летучим лисицам, образуют большие колонии и заселяют вершины деревьев. А вот их земляки, карликовые эполетовые крыланы, предпочитают отдыхать в одиночестве или в кругу немногочисленных “друзей”.

Среди крыланов есть типичные жители пещер. Это прежде всего широко распространенные летучие собаки рода Роузеттус, или, как их еще называют, пещерные крыланы. Поселяются они в пещерах огромными и шумными колониями. Ученым доводилось наблюдать подземную обитель летучих собак в одной из пещер Южного Китая: “Большие глаза каждого зверька излучали яркий фосфорический свет. Куполовидный потолок пещеры походил на миниатюрный небесный свод с множеством своеобразных созвездий”.

Пещерный образ жизни наложил отпечаток на систему ориентации летучих собак. Из всех крыланов пока что только для них окончательно доказано наличие локационных сигналов.

Вообще пещеры, вероятно, самый распространенный тип убежищ рукокрылых. Если провести сравнение количеств рукокрылых, заселяющих те или иные типы убежищ, то, пожалуй, первое место по численности займут именно пещерные жители.

Почти классическим примером грандиозных скоплений летучих мышей в пещерах стала Бракенская пещера, расположенная в одном из южных штатов США. В ней находят себе приют более 20 миллионов бразильских складчатогубов. Общий вес этой армады 250 тонн. Но насколько известно, это не предел. Пещера Новая в Техасе служит убежищем 30 миллионам летучих мышей.

На территории нашей страны таких гигантских пещерных колоний нет. В Бахарденской пещере на юге Туркмении в отдельные годы обитали десятки тысяч летучих мышей. Большую часть из них составляли длиннокрылы.

Огромная численность животных в одной пещере создает проблему их передвижения в периоды вылета на охоту и возвращения на дневку. Однако проблема эта решается рукокрылыми весьма просто. Вылет зверьков, скажем, из Бракенской пещеры начинается уже с 16 часов и продолжается до 22 часов. По-видимому, среди летучих мышей существует определенная очередность, поскольку “пробок” при их движении не случается. Возвращение в подземные апартаменты еще более растянуто – от полуночи до 12 часов следующего дня.

Об экскурсии в одну из пещер, населенную летучими мышами, рассказывает Ян Линдблад: “Вход в покои выложен шиферной плиткой, она еле держится, так что будьте осторожны, того и гляди обвалится! Зато внутри комфортнее. Мягкий ковер во весь пол. Правда, он состоит из полчищ живых организмов – тут и крохотные бурые животные, какие-то длинные белые нити, и четырехсантиметровые золотистые красавцы-тараканы. Тараканы обычно копошатся сверху, но чуть что – зарываются в глубинах живой массы, которая колышется, словно поверхности коричневого моря. Включаешь свет – тотчас начинают мелькать тысячи крыльев. И происходит нечто неожиданное: температура воздуха в пещере быстро поднимается от всей этой бурной деятельности! Своеобразный и действенный способ отопления, становится даже душно. Выдыхаемая животными влага смешивается с моросящим дождем, а дождь этот не что иное, как моча испуганный зверьков. И хотя он вскоре прекращается, верхнюю одежду после визита в пещеру лучше выбросить”.