Глаза, и

У животных с сильно развитым обонянием кончик носа бывает влажным (собаки и другие псовые, ежи, многие парнокопытные); это помогает им держать нос по ветру, т. е. определять, с какой именно стороны доносится к ним обонятельный сигнал (вспомним прием, рекомендуемый туристам, чтобы определить направление слабого ветерка: смочить слюной указательный палец и выставить его перед собой в вертикальном положении).

Слух. Очень хорошо развит у млекопитающих и слух. Обусловлено это и более совершенным, чем у остальных позвоночных, строением внутреннего уха с системой слуховых косточек и образованием звукоулавливающих ушных раковин (по их размерам и по степени их подвижности уже можно судить о тонкости слуха того или иного животного).

Тонкость слуха имеет особенно важное значение для животных, ведущих ночной образ жизни или обитающих в густых зарослях. Исключительное развитие получили слуховые анализаторы у летучих мышей, способных улавливать совершенно недоступные для нас ультразвуки. Позднее было обнаружено, что способностью улавливать ультразвуковые сигналы обладают охотничьи собаки, а это дает основание полагать, что такой же способностью обладают и их дикие родичи и, возможно, также млекопитающие других групп.

Органы осязания – вибриссы. Кроме обычных осязательных телец, в бесчисленном количестве рассеянных, как и у человека, почти по всему кожному покрову тела, у многих млекопитающих имеются и специальные органы осязания. Очень хорошо они выражены у нашей обыкновенной кошки: это ее усы и брови, состоящие из длинных и жестких щетинок – вибрисс, выступающие вперед и в стороны, ограждающие такие важные и чувствительные органы, как нос и глаза, и предостерегающие животное от столкновения с встречными предметами во время его странствий в темноте.

Вообще вибриссы более развиты у ночных или у лесных животных, а у некоторых из них они имеются не только на морде, но и на кончиках ушей и на передней стороне плеч (учащимся можно предложить рассмотреть, как развиты вибриссы у различных известных им млекопитающих, и сопоставить результаты наблюдений с образом жизни этих животных).

Психика и условия видовой жизни. Таким образом, для объективного суждения о психике животных, выражающейся в их поведений, необходимо учитывать не только морфологию их мозга (степень развития мозговых полушарий), но и соотношения между различными анализаторами по степени их развития в связи с образом жизни данного животного – принадлежит ли оно к зрительному или к обонятельному типу, дневное оно или ночное, где и в чем в природных условиях находит оно защиту. Кроме этого, большое значение имеет и то, являются ли животные данного вида в естественных условиях животными стадными или хотя бы образующими временные стаи (например, для совместной охоты), или же они живут в природе поодиночке, не образуя прочных семейных союзов. Эти стороны их жизни имели очень существенное значение в процессе одомашнивания животных и ярко сказываются при дрессировке диких зверей.

Относительным долголетием и за

Животные стадные (или стайные) легче подчиняются воле человека, который как бы подменяет собой природного вожака стада. Отсюда послушание и “понятливость” собак и трудности дрессировки кошек, которые происходят от охотящихся в одиночку ночных хищников – африканских буланых кошек – и, несмотря на давнее их пребывание в одомашненном состоянии, ведут себя своевольно и независимо. Отсюда и эффектные результаты дрессировки морских львов, демонстрирующихся в цирке, – эти звери из отряда ластоногих собираются огромными стадами на морских побережьях, где и протекает их семейная жизнь.

Инстинкт и жизненный опыт. У млекопитающих с примитивным развитием головного мозга, как, например, у большинства грызунов, приспособленность поведения к обычным для данного вида условиям внешней среды достигается главным образом наличием у них более или менее сложных инстинктов, которые в достаточной мере обеспечивают их существование в природной жизненной обстановке и на первый взгляд производят впечатление вполне разумных и сознательных действий. Сюда относятся собирание запасов орехов у лесных мышей, “сенокосы”, просушивание сена и уборка его у даурских пищух и т. п.

Медведица с двумя медвежатами. Фото, фотография

Кстати, любопытно отметить, что такие сложные формы инстинктивного (врожденного) поведения преобладают у видов, у которых весь их век укладывается в более короткие сроки и которые поэтому не успевают накопить достаточного жизненного опыта (вспомним насекомых с их иногда очень сложными инстинктами и короткой индивидуальной жизнью).

Но и у долголетних животных, и у животных, проходящих жизненный цикл в сравнительно короткие сроки, к более или менее ограниченному количеству действующих на них безусловных раздражителей с каждым днем присоединяются бесчисленные сигналы из окружающего мира, и вырабатывается ряд соответствующих условных рефлексов. В результате у животного устанавливаются все новые и новые связи, приспосабливающие его к изменяющимся условиям среды.

Охотничьи собаки, а

Таким образом, и у высших млекопитающих, и у млекопитающих с менее сложным строением головного мозга их поведение в течение жизни формируется при более или менее значительном воздействии их индивидуального жизненного опыта. Поэтому, согласно современным экспериментальным данным, и так называемое – инстинктивное поведение, наблюдаемое у млекопитающих, нельзя считать проявлением неизменных автоматических актов, якобы не зависящих от жизненного опыта данного животного и от условий, в которых это поведение складывается.

Поясним это на двух экспериментальных примерах.

Детеныши хищных млекопитающих после материнского молока переходят на свойственную данному виду мясную пищу. Их начинает привлекать уже вид и запах мяса, которое они с аппетитом принимаются поедать, и в этом, казалось бы, проявляется их врожденный инстинкт.

Однако опыт, проведенный под руководством И. П. Павлова доктором И. С. Цитовичем, показал иное. Щенок в течение нескольких месяцев получал только молоко – другой пищи он не знал. Когда ему было предложено мясо, вид и запах этой пищи не произвели на него заметного впечатления и не вызвали слюнного рефлекса (к этому времени щенок был оперирован по методу И. П. Павлова). И только когда он распробовал мясо, у него, уже на основе его индивидуального опыта, создался постоянно подкрепляемый условный рефлекс на вид и запах этой пищи.

Другой интересный опыт, на этот раз над крысой, провел один из зарубежных зоопсихологов (Д. Лерман). Как известно, крысы в период беременности собирают клочки бумаги, тряпочек и других легких предметов и устраивают из них гнездо. Такую их деятельность можно считать хорошим примером врожденного инстинкта, проявляющегося в надлежащее время у любой крысы безо всякого научения или наглядного примера. Исследователь вырастил самку крысы в особой клетке, в которой не было никаких мягких предметов или отдельных кусочков; корм крысе давался только в виде порошка, а ее испражнения проваливались через решетчатый пол клетки. Затем забеременевшая крыса была помещена в обычные условия клеточного содержания, где к ее услугам имелись и клочки бумаги, но она не стала устраивать гнезда, а когда у нее родились детеныши, она не стала их собирать в одно место в углу клетки, как это всегда делают крысы-матери. Врожденный инстинкт устройства гнезда и ухода за детенышами был сломлен в предшествующий период ее жизни путем устранения всех вызывающих его безусловных раздражителей в виде разного рода кусочков, обломков и вообще легко перемещаемых предметов. Иначе говоря, и наследственные врожденные инстинкты могут изменяться при изменении внешних условий. Так стирается резкая грань между врожденными инстинктами и условно-рефлекторными связями, которыми они обрастают с течением времени; и этим достигается тонкое уравновешение организма со средой, которое необходимо для его существования в природе. Поэтому более высокое развитие психики на основе накопленного индивидуального опыта, связанное и с более значительным развитием борозд и извилин на коре полушарий переднего мозга, получает особенно важное значение для животных, которые характеризуются относительным долголетием и за время своей жизни чаще встречаются с изменениями в окружающей их обстановке, с новыми опасностями и новыми трудностями.

Здесь уместно вспомнить о бобрах, которые способны не только возводить плотины, но и регулировать уровень подпираемой ими воды, а вместе с тем обладают и хорошо развитыми мозговыми полушариями, на которых, в отличие от соответствующих органов других грызунов, уже ясно намечаются мозговые борозды. Добавим к этому, что среди других грызунов бобры выделяются и своим долголетием: при благоприятных условиях они живут около 15-20 лет, а отдельные особи доживают и до 35-летнего возраста (для сравнения отметим, что белки доживают до 5-6 лет, а крысы умирают уже в 3-4-летнем возрасте).

Источник: Яхонтов А. А. Зоология для учителя: Хордовые/Под ред. А. В. Михеева. – 2-е изд. – М.: Просвещение, 1985. – 448 с., ил.